6 апреля 2022, 14:30
2022-04-06T14:30:47+10:00 2022-04-06T14:30:47+10:00

«Да зазвучит в старых песнях новая жизнь»

О появлении новых смыслов в «заезженных» мелодиях
https://pixabay.com/

С возрастом на многие вещи начинаешь смотреть по-новому, что-то уходит безболезненно, а что-то продолжает вызывать бурю эмоций еще долгие годы. Музыка, как и другие течения искусства, имеет свойство прочно оседать в наших сердцах и также молниеносно оттуда исчезать, лишь изредка вызывая в нашей памяти знакомые мелодии. О том, как с годами начинают звучать старые, любимые песни, рассказал PensNews.

Пока мы растем, смысл многих сказанных фраз, просмотренных кинолент и услышанной музыки остается непонятен долгое время, и лишь с годами музыка начинает обретать совершенной новый смысл, и не всегда волнующий и радостный.

«Я считаю 80-90 годы моей жизни самыми цветущими, даже несмотря на то, что в это время я разменяла третий десяток лет. После окончания института я пошла работать в школу, где долгое время трудилась учителем русского языка и литературы. Это время не запоминалось мне советской разрухой или тяготами жизни, которые регулярно сыпались на каждую семью. Иногда мне казалось, что я живу в своем мире, где нет места голоду, очередям и старым доношенным колготам. Я старалась брать от жизни только прекрасное и ключевой ролью для этого послужили пластинки с музыкой, хранящиеся в старом родительском чемодане в комнате моего общежития», - поделилась пенсионерка Ирина Анатольевна Кулешова.

Родители Ирины Анатольевны погибли, когда ей было 13 лет. За воспитание девочки взялись недовольные бабушки и прабабушки, которые, то и дело, старались как можно скорее избавиться от активного подростка. Поэтому наказания, как снежинки, сыпались по поводу и без: не так расческу держишь, не туда тарелку поставила, не так идешь и трогаешь без разрешения книги. Но все запреты и наказания переносились стойко, наверное, именно поэтому взрослеющая Ира осмелилась тайком стащить тот самый чемодан, приближаться к которому было строго запрещено.

«Вся жизнь моих родителей уместилась в один чемодан. В нем хранились какие-то старые документы, пара маминых украшений, несколько фотографий и огромное количество пластинок для граммофона. Когда бабушка уходила за продуктами или к соседке, я пробиралась к ней в комнату, доставала из стенки проигрыватель и ставила пластинки, сидя на полу представляя, как бы сейчас выглядели родители, улыбались бы они мне по утрам и желали бы мне спокойной ночи», - говорит женщина.

Из немногих и беглых разговоров с родственниками, Ирина Анатольевна смогла узнать, какие песни любили родители, и какие мелодии крутили в день их бракосочетания.

«Именно тогда я узнала о таких песнях, как «Червона руту» Софии Ротару и «Все, что в жизни есть у меня» группы Самоцветы. Я заметить не успела, как в музыке начали скапливаться отголоски моей души. Эти старые песни до боли грели душу и помогали снова, как в детстве, выстраивать свой безобидный мир, где родители были живы, здоровы и счастливы. По мере взросления у меня начали возникать свои вкусовые предпочтения, и кстати тот бабушкин граммофон после института я все-таки смогла отвоевать», - вспоминает Ирина Анатольевна.

Пенсионерка вспоминает, как много для нее начала значить музыка. Буквально в каждой песне и строчке чувствовалось что-то родное, такое настоящее, будто списанное с нее.

«Наш с супругом первый свадебный танец состоялся под известную в то время песню Муслима Магомаева «Ленточка моя финишная». Наверное, для современных людей это совсем непраздничная мелодия, не подходящая для такого важного дня, как бракосочетание, но для нас с супругом эта песня была символичная, самая трепетная, душевная и наполненная любовью. Когда мы танцевали, в моей груди сердце замирало», - вспоминает женщина.

Сегодня эта и сотни других песен больше не крутятся в доме Ирины Анатольевны. Идет 3 год, как Ивана Петровича, главы семьи Кулешовых, больше нет. И все те особенные песни о любви, верности и надежде больше не радуют, а только отзываются острой болью в душе и сердце. К сожалению, песни, с которыми были связаны дорогие сердцу моменты, теперь оставляют только глубокие раны и слушать их больше не хочется. Страшно.

«Наверное, нужно собраться и закрыть, как сейчас принято говорить, гештальт. Выплеснуть скопившиеся эмоции, выплакать все, покричать. Но как только руки тянутся к компьютеру, чтобы воспроизвести «наши» песни, меня охватывает такая злость, что хочется стереть всю музыку с лица земли. В такие моменты я просто не понимаю, о какой бесконечной любви пели в 80-х года, про какое счастье они говорили, если это счастье у меня забрали», - говорит пенсионерка.

Теперь ее красочные образы, построенные на семейном уюте и тепле, размыты и искажены. И слова «Ленточка моя финишная. Все пройдет, и ты примешь меня. Примешь ты меня нынешнего. Нам не жить друг без друга» - были сказаны не улыбаясь, глядя друг другу в глаза, а около вырытой ямы холодной, последней зимой.

«Очень надеюсь, что когда-нибудь я наберусь смелость и смогу снова услышать ту любимую музыку, те важные слова, которые были именно для нас. Смогу не только пережить все снова, но принять и отпустить. Я хочу, чтобы в старых песнях зазвучала новая жизнь, появился новый смысл, позволяющий не бояться учиться снова чувствовать, переживать и, главное, радоваться», - говорит пенсионерка.

Пусть у каждого человека не прервется и не исказится та тонкая связующая, музыкальная нить, помогающая исцеляться от любых бед и горестей, а старые песни не теряют надежды, веры и любви.

Читайте новости Pensnews и обсуждайте в Telegram
Вступить в группу